Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Реальная история службы одного солдата

Из краснодарского края отправили служить на дальний восток. В части получил табуретом по голове, после чего у него один глаз налился кровью. Попал в госпиталь. Мать солдата подсуетилась и организовала место в клинике под санкт-петербургом, назначили дату операции. На дату операции солдата нет. Оказалось, что он ещё в госпитале, и сотрудники госпиталя ничего не знали, потому что в факсе закончилась бумага. В это время в госпитале солдату шили дело - членовредительство, что он ударил себя табуретом по голове сам. Его таки отправляют, как он говорит, с бычим глазом на экстренную операцию. Поездом. Несколько дней трясется. Оперируют, списывают. Но чтобы списать ему надо лично забрать документы с места службы. Он едет обратно поездом. В части, ожидая поезда домой у него хватает живот. Острый аппендецит. Он опять попадает в тот же госпиталь, где его сразу оперируют. На следующий день заходит медсестра и говорит - воин, вставай, пошли на физио. На его отговорки она лишь настаивает в том же тоне. Он кое как поднимается и доходит с ней почти до кабинета процедурного. Тут встречают заведующего отделением, который говорит, что его только прооперировали, и физио ему сделают портативным прибором в палате. Сестра коммандует - слышал воин, шагом марш обратно. В тот день физио ему так и не сделали. На утро он спрашивает - а почему мне процедуру не делали? Ответ - а, да это не тебе надо было. Еще через день сестра спросила - в утку ходишь? Хожу, ответил солдат. С сегодняшнего дня ты ходишь в туалет, уток не хватает,ответила сестра. И он стал ходить. Прошло полгода, как он говорит, как попал в армию, а столько событий произошло. Наша армия не победима.


Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com

Хворь в рото вирусная

Не жалости сыскания, предупреждения для. Извещаю, вчера вечером сильно отравился. Отравился киви. Мыл без мыла. Два дня пролежал пластом(упускаю другие "прелести" тяжёлого отравления), скорая пыталась в больницу свести инфекционную, где бы закрыли меня дней на 10+. Спасибо родителям, отлежался - оклеймался. Жена с ребёнком до сих пор в больнице. Уже вторую неделю. Хех. Всем здоровья, мойте фрукты, нюхайте, и подозрительные сразу выбрасывайте.

Как я ходил на роды

  Я всегда знал, что пойду на роды вместе со своей женщиной. Трудно в это поверить тем, кто видел программу "Бэби БУМ" с нашим участием, где моя супруга гордо отрапортовала: "а что, это я буду мучится что ли, а он дома расслабляться". Отношения у нас в семье не такие, и одна передача, смонтированная из кусков интервью, их не передаст. 
  Собирался я на роды не из любопытства, не из чувства обязанности, а потому что считаю рождение новой жизни величайшим чудом на свете. Не хотел его пропустить. Я считаю женщин биологически выше мужчин, ибо им даровано воспроизводить себе подобных. И бог, наверное, делает детей похожими на отцов только для того, чтобы отцы не грузились тем, что ребёнок, по сути - плоть от плоти своей матери, а не выросший сперматозоид. 
  Также я хотел быть рядом со своей любимой в этот момент, и делить с ней все ощущения, помогать переживать. Тут многое зависит от отношений внутри семьи. Я знаю свою избранную, знаю характер, и знаю как значимо для неё моё присутствие рядом. Откажись я идти, я бы был соединён с ней невидимой связью сотовых телефонов. Идти или не идти вместе на роды - выбор сугубо персональный, личный, индивидуальный. Нельзя дать одного совета для всех. Ведь есть и такие пары, где женщина полностью голой пред мужем не предстаёт, стесняется. Таким лучше не экспериментировать. А есть и мужчины, которые от одного вида крови зеленеют, а при сильных нервных потрясениях трясутся и курят одну за другой. Этим тоже надо подумать до чего они могут довести свою психику. 
  Хватит философствований. Ближе к делу. Решено. Идём. Выбор пал на 4 роддом, отчасти благодаря форуму khabmama.ru. Если рожать вместе, то надо оформлять платную палату. Денег не пожалели, мы на это специально отложили денюжку, что нам подарили на свадьбу. Именно те купюры. Желание рожать вместе в роддоме никого уже не удивляет. Похоже, там уже табунами такие дуэты входят, а выходят уже трио и квартеты. 
  Опущу сколько и как мы ждали начала родов. На УЗИ нам поставили крупный плод. В том числе и хвалёный Дорошенко. Роды начались на день или два позже, чем ожидали. Всё было готово, и их немного ускорил врач, вскрыв пузырь. 
  Дальше от своего лица. 
  Сижу дома. Уже очень долго сижу трезвый (в ожидании), и долго сижу один, так как жену отвезли заранее. Вечером звонок - приезжай. Беру фотоаппарат (очень боялся забыть). Зима. Иду в гараж, сажусь в машину, еду в роддом. По дороге заезжаю в ларёк, и покупаю по её просьбе её любимую негазированную воду - "с ребёнком" (очень пригодилась). Ещё почти не волнуюсь. 
  В роддоме не был до этого. Ночь. Темно. Постучался, объяснил охраннику, что я участник действа, снял верхнюю одежду. Ведут. По рассказам любимой уже знаю, что ляльки появляются на втором этаже. Сразу шокируют виды. Я как будто не в роддом попал, а в задворки операционного отделения старой больницы. Грустные стены, и обшарпанная, отдающая старостью и "ух сколько я повидала" железная каталка в коридоре. 
  Заводят в родовое отделение. Сидит моя дорогая, в какой то тряпке варёной, которую гордо называет - выданый на роды халат. Врач говорит - схватки идут. Ну я думаю - идут и идут. Это после родов я на зубок знал периоды схваток, чем они от потуг отличаются, и др.. Достал телефон, стал замерять секундомером периоды. 
  В родовой палате: уставший родильный стол, табуретка, спортивный уголок (лесенка к стене прибита), круглый резиновый большой мячик, столик для реанимации ребёнка с колпаком, тахометр сердца малыша, раковина (с мед. мылом). В общем - унылая картина. Очень тепло. Ни радио, ни телевизора, ни журналов. 
  Тут в соседнем родильном зале начались роды - суета, возня, крики "даааавай, тужся". Внутри зародился страх, но рассеялся за пространными разговорами, и когда услышали крик ребёнка. Я не буду приводить с какой частотой шли схватки. Уже почти полгода прошло, и я стал забывать, да это и не важно, важно, что ещё не болезненные - прыгает на мячике, о чём то болтаем. Я выхожу периодически в туалет, что напротив палаты. Машину в окошко смотрю. В первый раз вышел, и испугался. Ночь. Тишина. Бесшумно по коридору парит призрак в тряпке-халате. Глаза на выкате, но отрешённые. Лицо бледное, уставшее. Меня с удивлением разглядывает. И молча медленно испаряется. Потом узнал, что это те роженицы, у которых роды только только начинаются (схватки раз в десять минут). Им уже страшно, спать не получается, но до родов ещё более 10 часов, заняться в это время нечем. Вот они в ночи и слоняются молча по роддому. 
  Через пару часов обговорили всё, что можно. Частота схваток усилилась. Стали болезненными. Врач показал позы на столе, как легче переносить схватку, сказал тянуться на лесенке, и прыгать на мячике. При этом врача постоянно рядом нет. В соседней комнате(ординаторской) есть сестра, которая читает газету. Я только потом понял, чего они ждут. 
  Ещё через час схватки стали ещё больнее. Мне уже не надо было говорить когда начинается схватка - я это прекрасно видел. Она очень хотела верить, и убеждала меня и себя, что так больно, потому что не удобно на стол легла, или не правильно на мячике прыгает, что наверное сама что то не так делает, и вот надо найти только удобное положение и боль прекратиться, и схватки перестанут приносить боль. 
  Мы уже знали, что болевые ощущения во время родов у всех женщин разные. Вика очень очень очень хотела родить без эпидуральной анестезии, и была уверена, что обойдётся без неё. Часто шутила, что лучше сапоги себе купит на сэкономленные деньги (порядка 5 000 р.). Терпела как могла. Смотреть на неё становилось всё тяжелее. При наступлении схватки её скрючивало, и она была готова лезть на стену (прямо скрюченной). Во время одной из схваток мимоходом идёт грузная сестра, и спрашивает - "могу чем-нибудь помочь?", а в ответ получает злобное сдавленное рычание - "рррроди за меня". Похихикал. 
  И вот настал момент, когда она сказала - "Паша, про сапоги я шутила". Позвали врача, которая была готова к такому повороту событий (поначалу мы врачу сказали, что собираемся сами). Она говорит - ждите. А ещё в родовой этой лежал на столике какой то шприц с длинной странной иглой гнутой. Ну мы, наивные, думали - вот она - эпидуралка. Ага. Фиг вам - является к нам делегация из трёх человек с насерверованным железными инструментами столиком, а предводительствует всех - анестезиолог. Подписала Вика бумажку, что принимает риски возможных негативных последствий. Я только в этот момент узнал, что укол делается в спину. Вика была более осведомлена, и прекрасно знала на что идёт. Схватки к тому времени ещё усилились. 
  Находилась уже почти всё время на столе. На живот водрузили датчик - тахометр сердцебиений ребёнка. Больше в палате не было тихо. Были громкие глухие тух-тух, тух-тух, тух-тух... И на датчике прыгали цифры, отображающие частоту сердцебиения (нормальное, как помню - 120). В зависимости от положения на столе удары были то чаще, то реже, то громче, то тише. Если Вика ворочалась на столе, и удары становились реже, и громче - из соседней комнаты прибегала сестра - посмотреть - всё ли в порядке. Поправляла датчик, смотрела, и уходила. 
  Анестезиолог был.. загадочного вида. Мужчина очень спокойный. Чутка толи сонный, толи раскайфованый парами своего столика. Ну и работёнка у него, подумал я. Вике страшно. Легла Вика на бочёк. Сестра должна была работать с ней - держать, отвлекать. Это я взял на себя. Процедура эта оказалась не быстрой. А надо лежать в позе эмбриона, а ещё и схватки приходят, и пронизывают всё тело, что аж зубы скрипят. А я стою, вцепился в неё, и стараюсь не дышать. Чувствую, что потею, но каким то холодным потом. И так это всё долго тянется, и так невыносимо ждать, так хочется уже чтобы было облегчение, и такая святая вера в этот препарат, и вот ждёшь, держишь, и преодолеваешь напряжение сваток, которые хотят разогнуть её тело, а разгибаться нельзя - там в спине ковыряются, и ты держишь, и не даёшь разогнуться. А смотреть в спину страшно, и не знаешь, когда закончится это. Тут Вика не выдержала, и спросила - "долго ещё?". Анестезиолог каким то далёким уставшим голосом (наверное стандартный вопрос-ответ при этой процедуре) - "Долго". И вот момент, ради которого стоит идти на роды вместе с женой - ты висишь над ней, и шепчешь в ушко, что врёт этот злой врач, и скоро это ковыряние в спине закончится, и с ним придёт облегчение страданий, и всё будет хорошо, и что ничего страшного не происходит, что миллиарды и миллиарды прошли через это, и что цель оправдывает всё переживаемое, и т.д, и т.п. 
  Из спины тонкая трубка. Облегчение пришло через несколько минут. 
  Отступление про физиологию. В ворота, из которых выходил ребёнок я не заглядывал, вообще во время всех родов туда не заглядывал (да и тряпкой почти всегда там накрыто). Я не затем туда пришёл. В памяти осталось только красное пятно. Когда что то надо было сделать эдакое - я или выходил из палаты, либо пялился в окно на церковь. Очень напугала надпись на холодильнике в туалете - "последы". Но я в него не заглядывал. 
  Потом начались потуги. Я уже по комнате не бродил, сидел на табурете в изголовье. В низовье работала сестра. Пугала Вику, что если та не будет тужится, то придёт врач, и сделает ей кесарево. А Вика этого очень боялась, и делала всё, что могла. Через некоторое время взяла её руку, потянула её... и говорит: "вот, чувствуешь, головочка, волосики тёмненькие тёмненькие". Глаза у Вики загорелись, и давай она наяривать, всё глубже уходя в себя и в процесс. Я понял, что буду уже только мешать. Пришла ещё сестра и врач, и давай её загибать, кричать стандартные фразы и не очень фразы. Но это я уже слушал и додумывал что там происходит, стоя за дверью. 
  Очень трудно передать, что я чувствовал, стоя за дверью. Я места себе не находил. Я ведь всё слышал, и про то как плечики надо протолкнуть, и что то там ещё, и тяжёлые дыхания, вскрики, стоны, крики врачей. Шаг влево, шаг вправо, шаг влево, шаг вправо. Волнение, мондраж, неистовое желание - лишь бы всё было хорошо. Я даже находясь за дверью понял, что сделали надрез. И хоть знал, что многим так помогают, и что лучше так, чем надрыв, всё равно волновался. Нет ничего хуже ожидания. Того ожидания.  
  Потом я понял, что лялька снаружи. Захожу. Вика бледно зелёная. И синяя лялька. Шланг уже перерезан. Мааааленькая. Обильно отходит меконий. Потом первые хрипы Веронички. Тяжёлые, с бульканьем. В фильмах оно всё не так - там ляльки сразу розовые, звонко кричащие рождаются. Ляльку кладут на живот маме. Я вижу, что врач в Вике инструментами ковыряется. И вижу, что врач недоволен, напряжён. Испугался. Не на шутку испугался. Думал - вдруг Вика поломалась. Распереживался. А вдруг ещё с лялькой что то не так. Стою рядом. Врач быстро быстро там что то клепала, делала, ремонтировала. Я опять же, не заглядывал. Ждал. Как только она закончила, вышла в ординаторскую. Я тут же за ней. Губа трясётся, и слова - "ссс ней всё в порядке?".  
Врач: "да, всё нормально" 
Я: "а вы со всеми так делаете?" 
Врач, улыбаясь: "ну да". 
Я: "а с лялькой тоже всё нормально, она не больная, так и должно всё быть" 
Врач: "успокойтесь, всё хорошо" 
А я на неё посмотрел, и по её довольному, улыбающемуся лицу понял, что не обманывает. 
  Потом нас обтёрли, измерили, рефлексы проверили, и взвесили - 4250. Богатырша. Врачи поздравили, сказали, что очень редко таких крупненьких рожают естественным путём. 
  Довольный я стал до нельзя. Всех обзвонили, сфотографировались. Мне малышку на руки дали подержать. И тут я разомлел, и мигом стал мокрый. Ведь зима, и я был очень очень тепло одет (двое штанов, под рубашкой майка и др.). В родильной палате градусов 28 тепла. И я всё это время не замечал жары. Теперь же меня очень быстро раскумарило. А ляльку мне как на руки дали, так и держал, боясь повернуться, а тем более, положить её к маме, или на столик. Немного побыв там, уехал домой. Было уже утро. 
  Я читал, что животные рожают безболезненно, а в каждую женщину заложен механизм вытеснения памяти о перенесённой боли во время родов позитивными переживаниями. Так вот Вика практически не помнит как это было, а я никогда не забуду. Мне показалось, что роды были тяжёлыми, а Вика говорит, что стандартные, а люди говорят, что лёгких родов не бывает.
  Я не жалею о своём присутствии на родах.

И на последок позитивная фотография из сети: